Материалы к истории соляного промысла на Самарской Луке

Тип статьи:
Авторская

Традиционно становление соляного дела в Поволжье времен Московской Руси связывают с промыслом купцов Строгановых на Самарской Луке, пожалованных в начале 1580-х гг. от Иоанна IV Васильевича «Большой и Малой Солью на Волге» за присоединение Западной Сибири [Дубман Э.Л., 2012: 179]. Гипотеза, однако, не находит подтверждений, документы об основании здесь поселений в XVII в. умалчивают о строгановском солеварении; так что упомянутые в летописи Большая и Малая Соль вполне могут оказаться промыслами у Нерехты, под Костромой [ibid.].

Поэтому остается принять, что начало соледобычи на Самарской Луке в московский период относится к первой трети XVII в., после почти полувекового (с конца XVI в.) развития на Средней и Нижней Волге (согласно «Казанскому летописцу», «под горами Девичьими и до Змиева камени и до Увека» [цит. по: Дубман Э.Л., 2012: 162]) крупных «рыбных ловель» (рыболовецких промыслов), в первую очередь относящихся к богатейшим монастырским хозяйствам: нижегородских – Благовещенского, Печорского, московских – Новоспасского, Чудова, звенигородского – Савво-Сторожевского, самарского – Спасо-Преображенского монастырей и др. [Дубман Э.Л., 1991: 14]. Светскими конкурентами монастырей, получавшими жалованные «на воды», являлись промышленники из крупного купечества – такие, как Задорины, Климшин, Недоров, Светешников. С именем последнего – ярославского гостя Надеи (в крещении Епифания) Андреевича Светешникова связано основание в 1631–1632 гг. солеварного промысла, получившего название Надеинского (Надеиного) Усолья [idem: 17; Дубман Э.Л., 1999: 184].

Потребность в добыче соли объяснялась высоким спросом на этот продукт у рыболовецких артелей вследствие необходимости соления рыбы. В самом Надеинском Усолье в сер. 1680-х гг. на эти цели расходовалось за год до 3500 пудов [Дубман Э.Л., 1991: 44]. Усолье занимало угодья от Ягодного ярка (впоследствии с. Ягодное) на «луговой стороне» через Волгу на «горную сторону» к устью р. Тукшума, впадающей в р. Усу, приток Волги, и охватывали всю западную половину Самарской Луки [Бахрушин С.В., 2002: 259]. Откачка рассола велась на «Соляных горах», между правым берегом р. Усолки и северо-западной оконечностью Жигулей, где на ограниченной территории размещалось множество источников с 5%-ной концентрацией соли, питающихся через дислокационную трещину от линзы каменной соли в девонских слоях, лежащей под р. Подстепной [Ефимов П.Н., 1925].

«По всей вероятности, соленые воды этих ключей поднимаются из глубже лежащих слоев девона по трещине Жигулевского сброса, на линии которого ключи расположены. Окрестности Усолья вообще очень удобны для ознакомления с Жигулевской дислокацией; к югу от села везде обнажаются каменноугольные и пермские породы, а к северу – повсюду выходят на том же уровне меловые» [Милановский Е.В., 1927: 82].

Поиски рассола и проходка скважин осуществлялись Надеинскими работниками с помощью специального оборудования, представленного «щупом железным», земляными резцами, напарьями, «что проходят трубы деревянные», сверлами, желобами, «лапами», кирками и др. Работы по бурению колодцев и монтажу «трубной снасти» выполняли особые специалисты – «трубники» [Бахрушин С.В., 2002: 259].

Трубная снасть, изобретенная в XVI столетии при освоении недр Прикамья, изготавливалась из дерева и представляла собой укрепление скважин, не пропускавшее рассол в грунтовые воды, что позволяло добывать соляной раствор не только «из верхней воды», но и из более глубоких горизонтов [Бублейников Ф.Д., 1956: 27]. Первоначально Светешников также пытался применить технологии глубокого бурения в Усолье, повторяя опыт своих промыслов в Соли Камской и на Клевленском лугу (посад Большие Соли, или Великая Соль, в 2 верстах от берега Волги, между Костромой и Ярославлем [Заозерская Е.И., 1970: 20–21]), но безуспешно. «Подобные попытки не могли дать положительного результата, так как залежи каменной линзы… находились далеко в стороне от места выхода на поверхность соляных ключей, а соленосные потоки, спускавшиеся под землей параллельно руслу р. Усолки имели небольшую мощность» [Дубман Э.Л., 1991: 52].

Собственно откачка рассола из недр являлась лишь начальным этапом сложного производственного цикла, который осуществлялся в Усолье целиком и включал в себя также заготовку дров, выварку соли, наладку и ремонт оборудования. Поступавший из недр рассол посредством 8–10 «рассольных» (иначе «сливальных») колод поступал в корыта-приколодки (по 5–6 шт. на варницу), устанавливаемые непосредственно в варницах [Бахрушин С.В., 2002: 259–260].

Единовременно в Усолье работало не более 6 варниц; за все время существования промысла были построены 10 варниц: две из них, стоявшие в степи, были разгромлены кочевниками, другие демонтировались и заменялись другими по мере истощения рассола или открытия новых «соляных жил». Варницы носили прозвища, как требовал обычай: «Гостеня» (видимо, в честь владельца – гостя), «Новик», «Приезжая», «Хорошова», «Волга», «Орел», «Любим» [ibid.]. В каждой такой варнице рассол из колод переливался в сковороды-црены мастерами-«сливальщиками» с помощью «ковшей сливальных», упомянутых в описях двух варниц; таковых ковшей применялось 5–6 шт. на одну варницу [Дубман Э.Л., 2012: 199]. Площадь самарских цренов составляла 4 кв. сажени (ок. 16 кв. м), что больше, чем у цренов в усольях Западного Поморья (1,5–2 кв. саж., или 6–8 кв. м), но меньше, чем у цренов на варницах Камского Усолья (12–16 кв. саж., или 60–65 кв. м) [Дубман Э.Л., 2007: 101]. За год в одной варнице производилось до 42 варь («нарядов») – операционных циклов по непрерывной выварке; каждая варя, примерно недельной продолжительности, давала 140–145 пудов соли [Смирнов Ю.Н., 1995: 45].

Согласно путевым заметкам от 1669 г. парусного мастера Яна Стрейса, участника голландского посольства Кундраада ван-Кленка, соль не только варили, но и (в знойные летние дни) выпаривали под открытым небом: «…мы остановились у Соляной горы, <…> увидели много соляных котлов и котловин, где под жаркими лучами солнца образуются большие залежи соли, которые отправляют большими грузами вверх по Волге» [Стрейс Я.Я., 1936: 98].

Изучение соляного промысла на Самарской Луке показало, что Усолье «не выделялось в ряду русских солеваренных центров, соответствуя общему технологическому уровню производства соли XVII в., и в то же время значительно уступая организации промыслов в Прикамье» [Дубман Э.Л., 2007: 101]. В общей сложности солеваренный комплекс Усолья отличался низкой производительностью, т.к. ежегодно давал 30–35 тыс. пудов, расчетный максимум – 60 тыс. пудов [Дубман Э.Л., 1999: 192], а значит, занимал одно из последних мест среди других солеваренных центров европейской части России, не оказывая заметного влияния на экономику страны [Дубман Э.Л., 2007: 101]. При этом по документам отмечается снижение эффективности усольского комплекса: первоначально производительность хозяйства достигала, вероятно, 50 пудов соли при одновременной работе 8 варниц; в 1650-х гг. получали 35–36 тыс. пудов на 6 варницах; в 1677 г. – до 30 тысяч пудов на 5 варницах; со вт. пол. 1680-х гг. – не более 23–24 тыс. пуд/год на 4 варницах [ibid.].

В 1659–1660 гг. «варничные заводы» были выкуплены у семьи Светешниковых государством за 6500 руб. и переданы в оброчное пользование звенигородскому Савво-Сторожевскому монастырю, а с 1710 г. отошли в собственность А.Д. Меншикову [Дубман Э.Л., 2012: 181, 183]. 

В последней четверти XVII в. соляной рынок Надеинского Усолья, несмотря на падение производства, охватывал значительную часть территории страны. До 70% добываемой соли продавалось непосредственно в Усолье, остатки вывозились для продажи в приписные монастыри, на Макарьавскую ярмарку, в Арзамас и т.д. «Например, в 1678–79 гг. на Макарьавскую ярмарку было вывезено 19.905 пудов соли, в 1680–81 г. в приписной Терехов монастырь Рязанского уезда 12.059 пудов. Значительную продажу соли вел также приписной Пурдышевский монастырь в Шацком уезде. Кроме указанных мест соль регулярно продавалась в Москве, в Звенигородском, Рязанском, Тамбовском, Юрьев-Польском уездах» [Дубман Э.Л., 1991: 58]. Временный коммерческий успех объяснялся во многом тем, что Усолье являлось крупнейшим очагом промышленного солеварения в Понизовом Поволжье, т.к. в XVII в. на Эльтоне, Баскунчаке и даже на астраханских соляных озерах постоянные промысловые предприятия отсутствовали, лишь производились отдельные экспедиции за солью в окрестностях Астрахани [Дубман Э.Л., 2007: 90, 104]. Это было связано с удаленность этих озер, расположенных в пустыне, от водных путей.

(Впрочем, по мнению некоторых краеведов, уже в XVI в. соль добывалась на Эльтонском, Кордуанском, Баскунчакском и Чангагинском месторождениях, но эти факты пока не подтверждены, так что либо гипотеза неверна, либо объемы добычи были невелики, а сами по себе промыслы опять же носили характер спорадических экспедиций [Дубман Э.Л., 1999: 38]).

В конце XVII в. Соль Надеинская пришла в упадок; после смерти Петра I кризис продолжился, о чем говорит изданный при Екатерине I «Устав о соляных промыслах» (1727), относящий Усолье к числу заводов, которые следует поддерживать в производстве или вновь запустить [Дубман Э.Л., 2012: 195].

П.С. Паллас, посетивший с. Усолье 13 мая 1769 г., констатировал ликвидацию промысла: «По определению соседственной канцелярии не в давние времена помянутая соловарня уничтожена и ключ был загачен, но после опять начал бить многими малыми жилами между камнями, и на дне садится беловатая материя с запахом горючей серы. Вода, из сего ключа текущая, содержит в себе несколько черной едкой египетской соли, сильно пахнет горючею серою и по известной химической мере весом до шести лотов» [Паллас П.С., 1773: 258].

В рукописи надворного советника Т.Г. Масленицкого «Топографическое описание Симбирского наместничества» (1785) засвидетельствованы нерабочие остатки варниц близ Усолья в 1783 г. [Масленицкий Т.Г., 1791: 214; Ромашин И.С., 1961: 14]. Похоже, со вт. пол. XVIII столетия ни государство, ни частные владельцы не производили здесь добычи соли. Однако соляными источниками еще долго пользовались для личных нужд местные крестьяне, называвшие Надеинские колодцы «трубами»: «В настоящее время вода из этих труб берется крестьянами на варево, так как она до того солона, что при варке из нее кушанья не нужно вовсе употреблять соль» [Арнольдов М., 1867: 5].

Еще в начале ХХ в. суточный дебит источников составлял 45.360 ведер 5%-ного рассола, или 1722 пуда (283 ц) соли, отчего в 1920 г., на исходе Гражданской войны, Сызранский уездный совнархоз для ликвидации товарного дефицита организовал здесь выварку соли на железных сковородах, подогреваемых кострами [Апраксин В., 1931: 43, 76]. Совнархозом производилось таким образом по 8 пудов соли ежесуточно [Путилов А.И., 1927: 22].

Скачать справочник целиком: https://disk.yandex.ru/i/y4ehubEi_Aw20g

Источники:

Апраксин В. Природа и естественные богатства Средневолжского края. – Самара: Средневолжское краевое ОГИЗ, 1931. 120 с.

Арнольдов М. Из путевых заметок по Симбирской губернии секретаря Симб. губ. статистического комитета М. Арнольдова (в ноябре 1866 года) // Материалы для истории и статистики Симбирской губернии. Издание Симб. губ. стат. комитета. Вып. 4. – Симбирск: в Губернской тип., 1867. – С.1–39.

Бахрушин С.В. Из статьи «Промышленные предприятия русских торговых людей в XVII в.» / Вступ. статья и подготовка Э.Л. Дубмана // Классика Самарского краеведения: Антология / Под ред. П.С. Кабытова, Э.Л. Дубмана. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2002. – С.249–275.

Бублейников Ф.Д. Геологические поиски в России / Предисл. акад. Д.И. Щербакова. – М.: Госгеолтехиздат, 1956. 250 [1] с.

Дубман Э.Л. Хозяйственное освоение Среднего Поволжья в XVII веке. По материалам церковно-монастырских владений. Уч. пособ. к спецкурсу для студентов дневного и заочного отделений историч. факультета / Отв. ред. П.С. Кабытов. – Куйбышев: [б.и.], 1991. 90 с.

Дубман Э.Л. Промысловое предпринимательство и освоение Понизового Поволжья в конце XVI – XVII вв. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 1999. 216 с.

Дубман Э.Л. Вхождение Поволжья в состав Российского государства. Освоение и историческое развитие региона во второй половине XVI – начале XVIII вв. // Поволжье – «внутренняя окраина» России: государство и общество в освоении новых территорий (конец XVI – начало XX вв.) / Под. ред. Э.Л. Дубмана, П.С. Кабытова. – Самара: Самар. отд-ние Литфонда, 2007. – С.7–117.

Дубман Э.Л. Поволжский фронтир в середине XVI – XVII вв. Очерки истории // Юго-Восток Европейской России: монография. Ч. I. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2012. 236 с.

Ефимов П.Н. К изучению ископаемых богатств Средне-Волжской области. Усольские соляные ключи // Бюллетень общества археологии, истории, этнографии и естествознания. – Самара. – 1925. – Вып. 5. – С.1–9.

Заозерская Е.И. У истоков крупного производства в русской промышленности XVI–XVII веков. К вопросу о генезисе капитализма в России. – М.: Наука, 1970. 476 с.

Масленицкий Т.Г. Краткое топографическое описание Симбирской губернии. Выбрано из сочиненного в 1783 году надворным советником Масленицким Топографического описания по запросным пунктам от Кабинета Ея Императорского Величества, 1783 года // Древняя Российская Вивлиофика. Изд. 2-е. Ч. XVIII. – М.: В типографии Компании типографической, 1791. – С.201–216.

Милановский Е.В. Геологический очерк Поволжья. Путеводитель по Среднему Поволжью. – М.: Издание М. и C. Сабашниковых, 1927. 140 с.

Паллас П.С. Палласа путешествие по разным провинциям Российской Империи. Ч.1. – СПб.: при Императ. Акад. наук, 1773. 657 [117] с.

Путилов А.И. Полезные ископаемые Ульяновской губернии // Природа, хозяйство, культура Ульяновской губернии. – Ульяновск: Издание Ульяновского Губплана, 1927. – С.16–22.

Ромашин И.С. Очерки экономики Симбирской губернии XVII–XIX вв. (В помощь учителю истории средней школы). – Ульяновск: [б.и.], 1961. 52 с.

Смирнов Ю.Н. Самарская Лука в XVI – начале ХХ вв.: учебное пособие / Ю.Н. Смирнов, Э.Л. Дубман, В.Ф. Барашков, Л.М. Артамонова; под общ. ред. П.С. Кабытова. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 1995. 200 с.

Стрейс Я.Я. Три достопамятных и исполненных многих превратностей путешествия // Алексеев В. (сост.) Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV–XVIII веках. – Сталинград: Краевое книгоиздательство, 1936. С.95–124.

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Краеведческая карта

Поиск на сайте