История возникновения Славяносербии и Новосербии.

Тип статьи:
Авторская

Приглашаю вас, уважаемый читатель, погрузиться в недавнюю историю территорий, горячо обсуждаемые сегодня. Речь пойдет о тех местах, которые значительно пересекаются с Донецкой и Луганской республиками, о которых вы хорошо знаете.
Итак.
В середине XVIII века на территории Российской империи были основаны две сербские автономии: Новая Сербия и Славяносербия. Время существования этих автономий всего несколько лет, с 1751 по 1764 год. Однако, этот короткий период оставил глубокий след в истории России, Сербии и Черногории. Мало кто знает, что в образование этих поселений внесли весомую лепту именно черногорцы и этому есть исторические подтверждения. Они так же переселялись на эти земли. Все эти поселения были в рамках Российской Империи.
С чего же все начиналось? Что, это были за места?
Собственно, это было «Дикое поле» – исторические, слабозаселённые территории Причерноморья и Приазовья, буферная зона между Крымским ханством, мусульманами османами и православным Российским государством, шириной 20 км. В XVII веке эти края стали особо важным направлением внешней политики Российского государства. 
Начнем немного из далека. Пару слов будет уместно сказать, в качестве предыстории о гусарах. Вся история этих автономий неразрывно связана с историей именно гусар, так как с помощью переселенцев формировались именно гусарские полки для охраны и защиты пограничных рубежей Российской Империи.
Само слово гусары, венгерского происхождения, то есть вооруженный всадник в особом ополчении для защиты от турок в середине 15 века, соответственно понятие гусары родилось в Венгрии. Хочу заметить, что Венгрия 15 века была намного шире, чем сейчас и, в частности, захватывала верх сегодняшней Сербии. Даже сегодня, в северной провинции Сербии, Воеводине проживает много этнических венгров.
Гусары России в XVIII-XIX веках (из издания «Историческое описание одежды и вооружения российских войск», 1899-1902 гг.).
В России впервые о гусарских ротах, как войска Нового (иноземного строя), упоминается в 1634 году, то есть это уже время Романовых. Через 20 лет, это уже полк под командованием полковника Христофора Рыльского, который через год исчезает, однако, с исторического поля, о нем нет больше записей. Тем не менее, то тут, то там на Руси возникают гусарские роты, а потом и полки, которые прекрасно демонстрируют себя в бою. Ну, что такое гусар по сути? Вооруженный воин на лихом коне, мобильный, защищенный легкой, но прочной броней. 
Накануне восхождения на Российский престол Екатерины 2, в Российской Империи насчитывалось 12 гусарских полков, а примерно через 20 лет уже 16. Интересно, что расширяется география названий этих гусарских полков, это: Македонский, Далматский, Сербский, Болгарский, Иллирический, к которому относится в значительной части современная Черногория, хотя частично современные Албания и Хорватия. 
Однако таже Екатерина 2 в 80-х годах 18 века переименовала их в Легкоконные. 
Гвардейские гусары появились в России при Екатерине II — сперва лишь как конная стража императрицы, а уже при Павле I они стали полноценным полком гвардии.
Что интересно, к войне с Наполеоном, исчезли все Балканские наименования полков. История гусар в Российской Империи имела продолжение, полки переросли в дивизии, но мы на этом остановимся и вернемся к основной теме.
В общем, познакомились с гусарами, поняли, как пытались люди прижиться на этих землях. Теперь вернемся к Романовым.
Петр I, будучи в европейском посольстве 2 года, однажды попал на службу в православный храм в Австрии. Надо сказать, что Австрия уже какое-то время принимала сербских переселенцев с Косово, убегавших от турецких притеснений. Австрии (Мария Терезия) было выгодно увеличивать свое население за счет переселенцев и одновременно с помощью бежавших сербов, а потом и черногорцев, боснийцев защищать свои границы. Однако, постепенно и австрийцы начали ограничивать православных людей в вопросах их веры, притеснять проведение церковных служб, служение обрядов, склонять к католической вере или принятию унии. Узнав, что русский царь рядом, они пришли на поклон к Петру I. Так, Петр I, познакомился первый раз с брутальными сербами в звериных шкурах. Они говорили на понятном русском языке, чем совсем заинтриговали царя. Сербы просили помощи и защиты, а также разрешения переселиться в единоверную Россию. Вопрос Веры был ключевой.

И в 1698 году на Карловацком конгрессе, собравшегося для заключения мира между членами «Священной лиги» (Австрии, Венеция, Польша, Россия) и потерпевшей поражение в войнах 1683 – 1699 гг. Османской империи, Россия потребовала, чтобы сербам, болгарам, грекам и другим христианским народам, проживавшим в Османской империи, была разрешена свобода вероисповедания, и чтобы они не подвергались Большему налогообложению, чем господствовавшая нация. То есть, просьбу сербов в том числе, Петр постарался исполнить. В будущем, представителям всех этих народов, будет позволено переселиться в НОВОСЕРБИЮ и СЛАВЯНОСЕРБИЮ. Главное условие для переселения, только Православная вера.

В этом же Посольстве Петр I услышал о навигационной школе Марко Мартиновича, это нынешняя Черногории, а тогда это территория была под Венецианской республикой в Боко Которской в городе Пераст. Так вот, Петр I узнал об этой школе и в 1697 году, в связи с созданием российского флота русский царь направил группу своих подданных, 17 дворянских детей для обучения морскому делу. Наверняка русские были приятно удивлены, когда увидели и осознали, что на востоке Адриатики живут славяне. Семнадцать русских юношей принял на обучение известный капитан и математик из Боки Которской Марко Мартиновичу в г. Пераст. После краткосрочного обучения в Венеции курсанты в течение двух лет набирались знаний и практического опыта в водах Адриатики. С российской стороны обучением руководил государственный деятель граф Петр Андреевич Толстой, в будущем представитель России в Константинополе. Летом 1698 г., в связи с организацией второго учебного плавания, он встретился с будущими моряками в городах Херцегнови и Пераст. Во время пребывания в Боке П.А. Толстой вел дневник, в котором впервые упоминаются эти края на русском языке».
Там учились мореходству молодые русские князья: Д. Голицына (будущий генерал – губернатор), А. Репнина (будущий генерал – фельдмаршал), 
И. Гагина, Ю. Хилкова, Б. Куракина (будущий дипломат), Н. Бутурлина (будущий командир дивизии) и др.». (1, стр. 226).
По возвращению в домой, Петр I, окрыленный новыми знаниями, рьяно занялся внутренними реформами на родине и, в том числе, строительством флота.
Между тем, угроза нападения турок постоянно продолжала нависать над российскими границами.
В 1702 – 1705 гг. Петр I издал манифесты общего характера с изложением условий приема иностранных офицеров в русскую службу. Им гарантировалось повышение по службе на один чин.
В апреле 1707 г. Петр I поручил сербскому полковнику Апостолу Кичичу сформировать полк гусар из проживавших в Южной России волошских, сербских и других южнославянских выходцев. Пробовали разные комбинации формирования этих полков.
Но, эта история тоже не долго просуществовала и закончилась еще при Петре I в 1721 году.
Но, еще в 1698 году возникла идея большого объединения славян для выступления против турок. Первым высказал эту мысль Прокофий Богданович Возницын (дипломат): «Если б дойти до Дуная, не только тысячи — тьмы нашего народа, нашего языка, нашей веры, и все миру не желают». )» (2, стр. 334).
Потом к этой идеи присоединятся многие, в частности Граф Савва Владиславич- Рагузинский. И эту идею Петр I в конце концов принимает в 1711 году. И когда в 1711 году он пойдет войной на турков Савва Рагузинский, знавший и Владыку и Черную Гору, подал мысль Петру соединиться с черногорцами, заставить их ударить на Албанию и тем отклонить от войны с Россией Албанцев. 
«В 1711 году прибыли въ Черную Гору Русскiе Посланники Полковникъ Мих. Милорадовичь, родом изъ Герцеговины, и Капитан Иван Лукашевич, Подгоричанинъ, с грамотами от Петра на имя Владыки Данiила и брата его Луки Петровича. Въ грамотахъ сказано, что Россiя начинает войну с целью: «утесненных Православных Христиан, если Бог допустит, от поганскаго ига освободить», и дальше следует собственно призыв к объединению славян и общему выступлению против турок, «да имя Христово вящше прославится, а поганина Магомета наследники прогнаны будут во старое их отечество, во пески и степи Аравiйскiя». (3 и 4)
Призыв был послан ко всем балканским народам. Надо сказать против турок встали и сербы, и македонцы, Боснiя и Герцеговина, но не все поднимались торопливо, а черногорцы моментально дали письменный ответ и собрались на войну. Наверное, только на войну они и умели быстро собираться, так как в обычной мирной жизни, это очень неторопливые люди.
Вот, как призывал Владыка (митрополит и царь в одном лице) Данилы Петровича-Негоша своих подданных:
«Мы, братья Черногорцы, слыхали, что Богъ знаетъ, какъ далеко, где – то на Севере, есть Христiанскiй Царь. Всегда мы желали узнать о немъ и его Царстве, но заключенные въ горахъ, ни отъ кого не могли получить известiй. Доныне, мы думали, о насъ, маленькой общине, окруженной змеями и скорпiонами, не можетъ онъ знать и Посланники его не могутъ прiйти къ нам. Но вотъ мы видимъ его Посланниковъ, вотъ его грамоты въ нашихъ рукахъ, не съ чужими Посланниками говоримъ, но съ нашими братьями Сербами и они сказываютъ намъ, что есть Петр I Великiй, Императоръ и Самодержецъ Всероссiйскiй, и его Царство Богомъ благословенно, сильно и пространно отъ всехъ Царствъ света; онъ ратуетъ съ Турками и не ищетъ другой славы, какъ освободить церкви и монастыри Христовы, воздвигнуть на нихъ кресты и родъ Христiанскiй избавить отъ тяжелаго ига Турецкаго. Мы должны молить Бога, да будетъ ему помощникомъ, а сами, взявъ оружiе и соединишись съ нимъ, идти противу общаго врага. Мы съ Русскими одной крови и одного языка. Вооружитесь, братья Черногорцы, и я, не жалея, ни имущества, ни жизни, пойду съ вами на службу Царю Христiанскому и нашему Отечеству, моля Бога и всехъ Святыхъ, будетъ намъ помощникъ и путеводитель. (Эта речь заимствована изъ Исторiи Черногорiи Петра I Петровича, Владыки Грлица 1835. 74 и 5). Сказавъ эту речь, Митрополитъ представилъ Посланниковъ народу и прочиталъ царскiя грамоты». (5)
Напоминаю, это практически оригинальный текст, начало 18 века. 
В феврале 1711 г. в Петербург был направлен Иван Албанез (настоящее имя – монах Моисей Митанович) с архимандритом монастыря Святого Михаила Глигорие с обращением черногорских старейшин к Петру I о готовности начать борьбу с Османской империей и с просьбой о денежной помощи и присылке представителя России.
Так мы первый раз встречаем Ивана Албанеза в исторических событиях.
Черногорцы, которые получали жалованье отъ венецiанъ и турокъ, бросили это жалованье, соединились со своими и стали воевать, какъ при древнихъ сербскихъ царяхъ и короляхъ против турок.
 Кстати, не зная о завершении войны, черногорцы бились с турками еще долго, считая эту войну общей с большим братом, до тех пока Петр I не известил Владыку о том, что вынужден заключить с турками мир, и советовал ему до поры укрыться.
В 1723 году Петру I снова пытается расширить и структурировать гусарское войско. И вот, в том 1723 году русский царь поручает майору Ивану Албанезу, черногорцу, (родом из Подгорицы), согласно Императорскому указу, набрать в австрийских владениях сербов на русскую службу в гусарский полк, сохранив им то жалованье, которое они получали в Австрии. (а там, надо сказать, гусары были элитой общества и имели хорошее жалование).
А, что мы видим вообще, так сказать в социуме, на рубеже 17 – 18 веков? Как меняется общество, его развитие? Есть три крупнейших империи, тесно переплетенных друг с другом по интересам и, что особенно важно, территориально. Это, Российская империя, Австро – Венгерская империя (центральная и Западная Европа) и Османская Империя на юге Европы, которые нас интересуют.
Это время больших перемен. Уходит эпоха Возрождения, сменяясь эпохой Просвещения. Время больших географических открытий, переформирование основных европейских Империй, перекраивание политических карт, которая фактически сохранится до Венского конгресса 1878 года. 
Появившиеся вскоре автономии Ново-Сербия и Славяносербия изначально образовывалась под переселенцев сербов и черногорцев под видом сербов. Были, конечно, и болгары, молдаване и другие, но их было совсем мало, и они все вливались в основную массу. Однако, первыми все же пошли сербы и потом черногорцы под видом сербов, так как черногорцы были де юро под игом Османской Империи, а России лишний раз не нужно было создавать острые углы с османами. 
Владыка Данило 1, добрался-таки до Санкт-Петербурга в 1715 году. При чем сначала приехал в Вену, попросил там у нашего консула визу/разрешение на въезд в Россию, получил только до Киева, а уже в Киеве получил разрешение приехать в Санкт-Петербург. Вообще, когда читаешь об условиях передвижения в старые времена, оказывается границы государств жестко охранялись. В целом Владыка и русский царь, два молодых человека, практически ровесники, оба настроенные действовать решительно, как говорится задружились или оказались на одной волне.  Дружба эта продлилась до конца их жизней и перенеслась на следующие поколения.
Сам Данило в письме своему брату так характеризовал свое политическое пристрастие: «Я – москов, москов, москов. Говорю, говорю, говорю. А чей я, — того и вся страна». (Милутиновичъ, 64).» (6, стр. 175 – 176).
Каждый раз, как вспыхивала война России с османами, черногорцы участвовали на стороне России. В ответ, Россия помогала балканской стране практически всем, от книг и церковной утвари до поставки оружия, снаряжения армии и флота.
Ну, а что же в это время сербы? Фактически тоже самое, только кроме проблем с турками, они еще постоянно защищались от Австро-венгров. На этой волне они умело играли и поэтому, получив разрешение от австрийского двора двинулись на постоянное место жительство в Россию.
Российская империя в середине XVIII для обеспечения защиты приграничных областей от тогдашней Речи Посполитой, состоявшей из Королевства Польского и Великого княжества Литовского, а также от османов и крымских татар, приняла у себя сербов из Австрии, монархии Габсбургов.

Источники:

1)    Ю.Е. Бычков, «Черногория от прошлого к настоящему», Институт славяноведения Российской академии наук, Декоративное искусство, Москва 2008.

2)    «История Балкан: Век восемнадцатый». В.Н. Виноградов, М.: Наука, 2004.

3)    Смотр. Грлица 1835, грамота Данiилу, стр.78.

4)    Там же грамота Вуку Петровичу, стр. 85».  «Путешествiе въ Черногорiю», сочиненiе Александра Попова. Санктпетербургъ. Въ типографiи Эдуарда Праца, 1847 г., стр. 81 — 82.

5)    «Путешествiе въ Черногорiю», сочиненiе Александра Попова. Санкт-Петербургъ. Въ типографiи Эдуарда Праца, 1847 г., стр. 82-84.

6)    «Мы и они. (1711 – 1878). Очерки истории и политики славянъ.» А. Кочубинскаго, ординарнаго професора, императорскаго новорос. Университета. Изданiе книжнаго магазина В.И. Белага. Одесса, печатано въ тип. Г. Ульриха, въ Красномъ переулке, домъ № 3. 1878.

0
Бердышев Сергей Николаевич Бердышев Сергей Николаевич 20 дней назад #

Уже давно с большим интересом узнал, какую важную роль сыграли сербы и черногорцы (особенно мореходы Боки Которской) в становлении Русского флота во времена Петра I. Эта статья открыла много новых для меня фактов об исторических связях между Россией, Сербией и Черногорией. Очень благодарен автору!

+1
Елена 17 дней назад #

Сергей Николаевич, благодарю за проявленный интерес

Краеведческая карта

Поиск на сайте