О вреде неконтролируемого исторического краеведения

Тип статьи:
Авторская

Какие угодно можно эпитеты применять к историческому краеведению, по любому вкусу: «народное краеведение», «любительское краеведение», «непрофессиональное краеведение»...

Но суть всегда одна: даже если краеведение «непрофессиональное» (а «профессиональное» историческое краеведение — это, пожалуй, только истфак, историко-архивный или факультет региональной истории — таких краеведов немного), это не отменяет того, что исследовательская деятельность должна быть качественной и что «непрофессиональных» краеведов нельзя наказывать за созданные ими ошибки и мифы.

Надо наказывать. Надо порицать. Чтобы не было иллюзии отсутствия последствий от написанного. Ведь написать можно всё, что угодно, а до последствий вроде и дела нет никакого. Ведь никто не рецензирует, никто не регулирует и не контролирует тот контент, который публикуется в том числе и на многочисленных краеведческих сайтах. А качество контента пользователя, к сожалению, волнует далеко не всегда. Да и не станет он проверять, правильно ли «тот дяденька» написал — на раскрученном и посещаемом сайте или в «Википедии», он этому дяденьке поверит беспрекословно. Часто даже не перепроверяя что-то в другом источнике.

«А что тут такого? Так ошибиться может каждый», — скажете вы.

И будете, конечно, правы. Ошибаются ученые — чего тогда хотеть от любителей?

Но тогда что, значит, краеведам нужно расслабиться? И тогда, конечно, когда следующий краевед начнет утверждать, что Фидель Кастро родился в Коптево в Москве и предложит установить в Коптево ему памятник, то мы не посмеем поднимать голос на сие благое начинание и спорить — ведь ошибиться может каждый, и надо ему это простить. И вообще он молодец, что тратит свое личное время, не являясь профессионалом, на решение таких важных вопросов. 

Приведем несколько примеров подобных ситуаций:

  1. Миф, созданный на сайте «Я — краевед» о том, что церковь Николая Чудотворца в селе Аксиньино в ступинском районе Московской области якобы была каменной и была построена не позднее 1874 года. Но достоверно известно, что в этом селе церковь каменной никогда не была. Тогда откуда такая информация? Скорее всего, автор при подготовке статьи использовал источники о церкви Николая Чудотворца в селе Аксиньино в одинцовском районе Московской области, где действительно есть каменный храм, построенный не позднее 1874 года. И не обратил внимание, о каком селе он пишет. А статья в таком виде на этом сайте висит уже четвертый год. Интересно, сколько человек ее прочитало? Подробнее разбор этого мифа можете почитать здесь: https://stupinsky.ru/aksinino-stupino-nikolay-chudotvorets/.
  2. Памятник в Вельяминово. В поселке Вельяминово городского округа «Домодедово» в Подмосковье установлен памятный камень с памятной датой основания населенного пункта — 12… год. Дата уважаемая, седая, но взятая с потолка. Можно было сразу 900 год писать, чего уж там...
  3. Миф о коломенском купце Алексее Семеновиче Озерове, созданный неизвестным лицом в сети «Интернет». Уже много лет автор данной статьи ищет информацию об этой персоне, и хотя бы одну подлинную фотографию А. С. Озерова. В процессе своих поисков автор обнаружила фотографию некоего купца Озерова и решила уточнить у владельца сайта, на котором была опубликована эта фотография — о каком именно Озерове идет речь? Оказалось, что о петербургском купце Александре Васильевиче Озерове. Однако некто в сети, обнаружив ту же фотографию, что и я, решил не выяснять, кто именно на ней изображен, подготовил для каких-то целей презентацию в PowerPoint, и указанная фотография из этой презентации с подписью «коломенский купец А. С. Озеров» попала в интернет. Результат: эта «не та» фотография попала в телепередачу «Коломенского телевидения» как иллюстрация внешнего вида коломенского купца Озерова. И редакторов программы здесь нельзя обвинять, ведь они не историки и не обязаны ничего проверять, особенно если уже это когда-то кем-то загружено в интернет.

При этом получается, что есть «якраеведы», а есть краеведы-мусорщики, краеведы-чистильщики, которые дотошные, «душнилы», скрупулезно исправляют ошибки за первыми. Но, к сожалению, работа их видна не всегда, потому что статьи и книги с грубыми ошибками продолжают издаваться, сайты — писаться, памятники — устанавливаться. И если в книгу можно внести исправление (при условии, что будет ее переиздание), памятник можно убрать, то вот сайт может попасть в Wayback Machine (глобальный веб-архив) и «зависнуть» там со своей ошибочной информацией навсегда. И продолжать ранжироваться поисковиками. Даже если в статью были позднее внесены исправления. 

И потом, посудите, справедливо ли: а кто нанимался убираться? Одни со своей легкой руки производят на свет гидр в виде диких краеведческих мифов, а другие должны всю свою жизнь воевать с этими гидрами? Это справедливо?


Как с этим бороться?

Вариантов может быть несколько, но все они требуют если не реформ на законодательном уровне (заметим, что Президент России отметил высокую роль краеведения, вплоть до введения обязательного предмета в школах), то как минимум активного гражданского общества по борьбе с краеведческими мифами.

На наш взгляд, подобными мерами могут быть:

1. Введение обязательной аттестации краеведов на территории всей страны независимо от вхожести краеведа в объединения и краеведческие сообщества, его общественного положения, званий и ученых степеней (если они есть). Аттестация может быть аналогична аттестации экскурсоводов, которая уже работает несколько лет. Предлагается проведение этой аттестации на регулярной основе (поскольку тенденции в краеведении тоже меняются).

Аттестация должна касаться только тех краеведов, которые выпускают что-то в свет (книги, сайты, брошюры, выступления, участие в СМИ, ведение блогов, каналов и т. д.). Тех людей, которые просто интересуются историей края и не планируют ничего издавать/просвещать/публично выступать, данная аттестация не должна касаться.

Перед выпуском любой книги или брошюры краеведческой тематики издательство будет обязано запросить аттестат краеведа. Без аттестата такое издание будет запрещено выпускать.

Домам культуры и библиотекам перед проведением тематических вечеров также можно было бы предложить проверять аттестацию в обязательном порядке. Нет аттестата — мероприятие проводить нельзя. То же касается и участия в СМИ, включая радио, телевидение, интервью для газет.

Есть краеведческий сайт — после вступления закона в силу продолжать вести сайт можно только при наличии аттестата. Если аттестата нет — деятельность сайта приостанавливается до его получения. При этом поисковик обязан будет при выдаче результатов поиска подписывать, что указанная информация на сайте недостоверна, а владельца сайта, возможно, нужно обязать делать пометку в заголовке ресурса, что аттестация не пройдена.

Если есть инициатива устанавливать памятник, открывать музей, открывать краеведческий кружок и т. п. — человек, берущий на себя ответственность за эту инициативу, должен будет предварительно обратиться в компетентный орган (например, региональное Министерство культуры (либо Министерство просвещения) или отдел по культуре в местной администрации) (аналогичный орган в сфере просвещения) и предъявить аттестат. Если лицо это не делает — памятник и музей уничтожаются (с изъятием экспонатов в действующие музеи), краеведческий кружок ликвидируется.

Предлагаемые меры не должны казаться драконовскими, ведь многие краеведы работают в том числе с детьми, а работа с детьми почти всегда требует лицензирования.

Для реализации подобной инициативы на законодательном уровне, на наш взгляд, достаточно внести поправки в Федеральный закон от 05 апреля 2021 года № 85-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об образовании в Российской Федерации“» (так называемый «Закон о просветительской деятельности»), Постановление Правительства РФ от 1 июля 2022 г. N 1195 «Об утверждении Правил осуществления просветительской деятельности», касающиеся деятельности краеведов и блоггеров в сфере краеведения, а Правительству РФ необходимо издать регулирующие акты, касающиеся порядка проведения аттестации краеведов и о запретительных мерах по отношению к деятельности лиц, не прошедших указанную аттестацию, 

По большому счету, частично ответственность по отношению к краеведам уже предусмотрена статьей 2  Федерального закона от 5 апреля 2021 года № 85-ФЗ, которая гласит, что не допускается использование просветительской деятельности для недопустимых законом действий (в том числе межнациональной розни, агрессии и т. п.) в том числе посредством сообщения недостоверных сведений об исторических, религиозных и культурных традициях народов России.

Но в отношении распространения недостоверной информации, искажающей историю России, в том числе региональную историю, в современной редакции закона никаких норм нет. А вред подобная информация, в том числе для подрастающего поколения, приносит не меньший, чем подобная информация, употребленная во имя, например, разжигания межнациональной розни.

И цель здесь не в том, чтобы наказывать краеведов за любые ошибки и запретить их деятельность, ведь действительно ошибиться может каждый, а в том, чтобы на законодательном уровне установить минимальные критерии качества работы краеведов.

Для этой цели в билеты по аттестации можно включить вопросы, касающиеся:

  1. Знаний о системе исторических источников, их значимости (в том числе устных рассказов населения) и практических заданий по их применению (вопросы о том, где краеведу найти ту или иную информацию и насколько она может быть достоверной в зависимости от источника).
  2. Общепринятых принципов методологии исследовательской деятельности в исторической науке и практических заданий по их применению (разноситуативные задачи, в том числе в условиях дефицита достоверных источников).

Прохождение аттестации будет подтверждать не только знания историка-краеведа о теоретической и методологической составляющей правильно построенного процесса исследовательской и просветительской краеведческой деятельности, но и налагать на него обязанность действовать в соответствии с указанными положениями и принципами.

Для контроля же соблюдения указанной обязанности необходимо подключить гражданское общество, в частности:

2. Наделение общественных организаций и объединений в сфере историко-культурного наследия (в том числе Союза краеведов, различных региональных объединений, краеведческих организаций, ЛИТО, историко-исследовательских обществ и т. д.) полномочиями по общественному надзору за краеведческой деятельностью, а любых физических лиц — правом обратиться в компетентные органы.

Это значит, что если краевед прошел аттестацию, но выпускает, например, совершенно безобразную книгу, будто он эту аттестацию и не проходил, такая организация либо любое физическое лицо вправе заявить об этом в уполномоченный орган (например, региональное Министерство культуры или Министерство просвещения), а уполномоченный орган обязан будет проверить деятельность краеведа, принять меры, вплоть до взаимодействия с прокуратурой в отдельных случаях, и дать ответ заявителю.

К слову сказать, примеры «снятия» книг подобного качества (в том числе содержащих недостоверные сведения, порочащие память героев, погибших на фронтах Великой Отечественной войны — а это уже прямое действие выше указанной статьи 2 «просветительского» закона) уже были, только сейчас это осуществить довольно сложно — потому что нет четкого и отлаженного механизма.

В случае негативных результатов проверки предлагается изымать аттестаты у краеведов (возможно, не навсегда, а на какое-то время, приравняв этот акт, по сути, к административному приостановлению деятельности) без права их продления (то есть краеведу придется проходить аттестацию заново) и устранять последствия правонарушения (изъятие из продажи и распространения изданной книги, остановка сайта и т. д.).


Конечно, меры предлагаются жесткие. Учитывая то, что предлагается контроль там, где его никогда не было. А еще, конечно, и ученые ошибаются (но только у ученых есть рецензенты, а еще — иерархия и знание исследовательских принципов, а краеведы в этом смысле — полностью «самсебережиссеры»).

«Цензура», — скажете вы.

«Нет, неправильно», — ответим мы.

Это «волшебный пинок» краеведам для того, чтобы развиваться, а также понимать в полной мере ту огромную ответственность, которая ложится на плечи краеведа с каждым написанным и сказанным им словом, «глаголом жгущим» сердца и умы людей, а главное, — детей, для которых интернет является едва ли не главным источником информации.

+2
Владислав Калашников Владислав Калашников 1 месяц назад #

Спасибо большое за статью, Татьяна Константиновна!

В качестве дискуссии, позвольте заметить, что все не так просто. Вот, к примеру, Вы а своей этой же статье, описывая ошибки других краеведов, не даете ссылки на документы или иные надежные источники. Без ссылок и доказательств, никак нельзя!) Иначе, я бы сказал, Вы отчасти повторяете их грех перед научностью.

Ввести аттестацию крайне сложно, потому что не знаешь кого и в чем аттестовать. Бабушку Нюру, которся пишет воспоминания или школьника Серёжу, который рисует презентацию с купцом… Таких авторов большинство. Убежден, что выход — в качественных статях. В критике чепухи в том числе. И чтобы эти статьи публиковались уважаемыи краеведами, такими, как Вы, на уважаемых сайтах, таких как наш, и тогда их посещаемость и рейтинг будет настолько высок в поиске, что все остальные бредоматериалы краеведов -фантастов просто никто смотреть не будет.

0
Залата Татьяна Константиновна Залата Татьяна Константиновна 1 месяц назад #

Владислав Юрьевич, здравствуйте!

Большое спасибо за мнение!

Да, я прекрасно понимаю, что моя «программа» — скорее, утопия, требующая детальной проработки, а также ресурсов. И даже в этом материале есть тонкие углы и спорные моменты, всё описано слишком пространно и идеалистично.

Что касается ссылок на источники — так всё же есть! По крайней мере, в части «Я — краеведа» — точно. Они приведены в тексте по ссылке, здесь я просто не стала дублировать то, что уже есть. Если надо — добавлю и сюда.

Что касается случая с фотографией Озерова — здесь была получена информация из достоверного источника (владелец фотографии), что это другой Озеров. Всё описано в статье.

Ну а памятник в Вельяминово — это уже информация, полученная мной от домодедовских краеведов. Им я доверяю.

0
Бердышев Сергей Николаевич Бердышев Сергей Николаевич 16 дней назад #

Уважаемая Татьяна Константиновна! Спасибо, что подняли этот очень важный вопрос. «Волшебный пинок» нам действительно необходим. В том числе, если учитывать, что нередко к краеведам обращаются за собранным «полевым» материалом ученые, и этот материал потом идет в ВАКовские журналы, диссертации, монографии… О работе с детьми я уж и не говорю. Столько повидал мифов, созданных и растиражированных «якраеведами», что не могу с Вами не согласиться. К сожалению, местами Вы рекомендуете все-таки драконовские меры, напр., закрытие краеведческого объединения только на том основании, что кто-то из его членов написал вздор. Создать кружок краеведов архисложно, особенно с учетом нашего перезрелого возраста (простите за обобщение, но факт есть факт: большинству краеведов 55+). Нас приходится долго раскачивать, «принуждать» к сотрудничеству. И вот, только-только уговорили, объединились для совместной работы, а тут являются к нам из прокуратуры и закрывают кружок из-за одной-единственной статьи Васи Пупкина, которого мы посчитали серьезным исследователем. Нет-нет, насчет мер воздействия и контроля необходимо 77 раз подумать!

Краеведческая карта

Поиск на сайте